lenaknekhtina

Categories:

Прогулки и слова

Странно, но после написания таких объемных постов, как предыдущий, всегда остается много того, о чем не написалось...

Например, я совсем мимолетом коснулась причины, по которой мне так хотелось кофе в ту злободневную субботу. И вообще, когда описываешь конкретные дни, определенные события, лучше делать это непосредственно после того, как они произошли, лучше всего в тот же день. Но обычно, дни, достойные того, чтобы им посвятить целый "рассказ", заполнены делами и перемещениями и не оставляют времени на то, чтобы, собравшись с мыслями и приведя в порядок эмоции, сесть и подробно, с чувством и с толком, перенести все последовательно на белый лист. А еще причина в том, что такие дни обычно сильно выматывают, попросту не оставляя сил на печатание. Так вот, в ту субботу я была эмоционально вымотана, выжата, как не очень сочный лимон. Я слишком сильно устаю от общения с людьми. Даже пара часов, проведенные с одним человеком за чашкой кофе, забирают у меня добрую полопвину отпущенных на целый день активной работы сил, выматывая гораздо больше, чем размахивание мачете или копание земли. А когда человек этот не один, когда их несколько, последовательно сменяющих друг друга, и со всеми приходится, натянуто, большей частью, улыбаясь, вежливо разговаривать по-английски, ососбенно если нужно говорить про себя, то это равносильно... Даже не знаю, с чем можно сравнить подобную усталость. Конечно, мышцы у меня не болят, что кстати, всегда приятно, потому что ощущаю, что тело, не смотря на многочасовое сидение под разными предлогами в гамаке или на матрасе (стульями мы так и не обзавелись) все еще в рабочем состоянии, зато голова подчас начинает болеть, перегруженная количеством впитанных слов, исходящими от людей флиюдами, которые далеко не всегда приятны, но от которых невозможно закрыться: они просто проникают в меня, наводя хаос и в без того беспорядочном самочувствии. 

Так, наверное, определяется интроверт: после активного взаимодействия с себе подобными требуется отдых. Для меня это жизненно важно. Даже после дней, проведенных в Манго, где я, казалось бы, была предоставлена сама себе, но время от времени должна была перекидываться репликами с хозяевами и / или гостями, я чувствовала потребность в уединении, в общении с рекой, в том, чтобы вынырнуть из потока человеческих, таких многообразных и подчас странных по звучанию слов, в спокойную реку окружающих меня дома (каждый раз называя то место, где я обитаю последние два года "домом" немного колеблюсь, потому что дом - это все-таки немого больше, объемнее, немного более мое) естественных ненавязчивых (хотя бывает и наоборот) звуков, мягко окружающих, ненадоедливых, вкрадчивых, ни к чему не обязывающих (внимательно слушать и вникать, готовятсь ответить). Помнится, много лет назад, когда я еще страдала от отсутствия компании, с которой можно было бы пвесело проводить время, ходить в клубы и на другие молодежные сборища, эта проблема так глубоко не стояла, хотя и тогда я чувствовала некоторое опустошение после массовых мероприятий, хотя получала заметно большее удовольствия от наблюдения за себе подобными, будто вклинивалась ненадолго в их активную жизнь, воображая, что и у меня когда-нибудь будет такая. Но время шло, и оказалось, что я не создана для этого: для толпы, для шума, для публичности (будто кто-то меня туда тянул)). А может, это естественно - тяготиться человеческим обществоа, может, быть в одиночестве - это природное стремленеи, обратное же - результат многовековой истории, вынудившей индивидумов кооперироваться, сталкиваться, взаимодействовать. Но мне вегда было комфортнее одной: жить, есть, работать. Я не командный человек. Совсем.

Так вот, несколько человек, промелькнувших за пару часов перед моим лицом, забрали у меня так много сил, что мне требовалось по крайней мере несколько часов на восстановление. Я была рада, что все позади, что все от меня зависящее уже сделано. Как будто я выполнила все возложенные на меня обязательства - купила все необходимое, создала аккаунты, заказала упаковку и визитки, испекла образцы. Все. Теперь - только ждать. Хотя смутное понимание того, что ждать особо нечего не оставляло и не оставляет меня и по сей день. Но я обещала Р. сделать все возможное и, мне кажется, сдержала обещание. Теперь можно рассслабиться. На самом деле, отдавая коробки и рассказывая о том, что внутри, я втайне надеялась на то, что никаких заказов не будет, что мне не придется больше мотаться туда-сюда по несколько раз в день, волноваться о том, не растает ли десерт и беспокоиться о том, что назначенная цена, с одной стороны, едва ли покрывает расходы, с другой, если смотреть на нее с позиции покупателя, слищком высока , и уже лучше выбрать что-то в магазине гораздо дешевле. Да, еще не придется плакать из-за неработающей духовки и выгадывать удобное для всех время, чтобы все успеть и никому не помешать.

Так что тишина в ответ - вполне закономерная вещь (про сбывшиеся желания посторять не стоит), хотя некоторое разочарование тем, что (почти) никому это оказалось не нужно, что нет у меня в округе родственных душ, скромно поселилось в темном уголке.

*   *   *

На самом деле, как я написала вначале, о днях луше говорить непосредственно после того, как. Сегодня еще остались силы перенести часть чувств и мыслей, крутящихся в голове, картинок, пронесшихся перед глазами, и ощущений от клонящегося к закату понедельника, надоумившего меня открыть ноутбук и продолжить тему усталости от общения с людьми, которых было не так уж и мало за последние несколько часов.

Мы как-то вдруг снова возобновили общение с заречными соседями. Благодаря, возможно, тому, что я делаю десерты, а С., хозяйка, регулярно, раз в неделю, их заказывает. Никак не наладили сухой способ переправки заказов на тот берег, поэтому раз за рахом приходится поручать это мокрое дело А., бесстрашно преодолевающему водную преграду, что он сделал и в предпоследний раз, когда соседка на реке была с подругой.

Она очень общительная, наша франко-американская знакомая,  а муж ее больше домосед и делатель всего по дому, впрочем, как большинство мужчин, живущих в схожих с нашими условиях, из тех, с кем мы поддерживаем отношения: женщины общительные, готовые путешествовать (я, конечно, исключение), ходить на пляж и таскаться в город по разным надобностям, ужчины же выезжают исключительно по нужде, сопровождая своих непоседливых подруг, предпочитая сидеть дома и возиться с инструментами. КОроче, она, проживя в Увите почти столько же, сколько и мы, перезнакомилась со всеми совими соседями, изучила их истории и настоящая энциклопедия жизни на том, противоположном берегу, куда А. так долго хотел попасть, но все никак не сподвигся (ждал, вероятно, знакомства с главным проводником). А желание это поселилось в нем после очередной, редкой и в сухое время и невозможной сейчас, прогулки на водопад, где мы снова увидели протоптанную кем-то едва заметную тропу, спускающуюся к реке с горы. Он очень хотел дойти до истока и увидеть, что представляет из себя замля там, наверху, на противоположном берегу Китовой реки. Так вот, она как-то предложила прогуляться в горы, совершив пешую прогулку вдоль водной ленты и познакомиться с окрестностями. 

Сегодняшнаяя прогулка была уже второй по счету, потому что первая, случившаяся всего лишь пару дней назад, когда мы вообще-то планировали навестить одну из живущих в той стороне женщин, оказалась не совсем удачной. Во-первых, умерший внезапно телефон С. не позволи нам заранее узнать о том, что виновница мероприятия плохо себя чувствует и не готова к нашему визиту, во-вторых, дождь пошел довольно рано, а я, как обычно, переживала по поводу пересечения реки в обратном направлении. Так что мы просто прошли туда и обратно, выслушав рассказ С. о местных жителях, ее соседях, и насладившись видами. А виды были достойны этого.


(...За один вечер написать не удалось, поэтому снова прервалась и вернулась уже позже, когда краски дня чуть потускнели.)

Это, если так можно выразиться, была обзорная экскурсия, осветившая основные моменты, приучившая глаза к том, что можно увидеть, если забраться чуть дальше. Если честно, я рассчитывала всего на пару часов, но даже без гостей, только на прогулку ушло гораздо больше времени. Мы никуда не торопились, останавливаясь то здесь, то там, обмениваясь ничего не значащими словами с встречающимися на пути знакомыми и соседями С. Но, как водится на обзорной экскурсии, глубоко проникнуть в расположенные вдоль реки дома и пообщатьс с хозяевами возможности не было, потому что одна из них, как уже было сказано, не принимала из-за плохого самочуствия, другая работала, третьей не было дома, а по поводу четвертой история умалчивает.  Так вот, просто прогулка: которую я совершала в каком-то нетерпнении (из-за реки ли, или, на обратном пути, из-за растройства неудавшимся визитом), но слишком разговорчивые попутчики постоянно замедлялись, так что под конец еле сдерживала свое неудовольствие. Зато за время пути мы получили общеее представление о том, как выглядит эта часть Увиты, расположенная в стороне от главной дороги и вдалеке от пляжей, зато с домами, из которых открываются великолепные виды на простирающийся у подножия гор Тихий океан. Узнали, что национальный состав речного сообщества довольно разнообразный: местных практически нет, зато есть выходцы из Бельгии, Колумбии, Канады, Италии и Германии. Есть off-grid дома, а есть и те, к которым уже проложено электричество, есть скромные участки, а есть вполне luxury эко-поселение или "курорт" Selva Armonia (вдруг кому интересно, можно найти в Интернете)

К счастью, день был не жаркий, небо, что мне сейчас намного милее, было затянуто облаками и под конец уже накрапывал дождь. Но прохлада была как раз кстати, а свинцовые краски неба над Тихим океанам создавали определенное настроение на фотографиях. 

Дорога как дорога с такими ставшими до боли знакомыми обочинами, заросшими замотаными лианами деревьями, утопающими в стелящейся траве. 

Мельком взглянула на имеющиеся с противоположной от океана стороны дороги постройки, не сильно отличающиеся от большинства виденных ранее. Несколкьо из них оказались гостевыми домами, которые можно найти на airnbnb (кстати, надо поискать их там, чтобы сравнить собственные впечатления с теми, что сулит реклама), рядом с одним из них даже было небольшое кафе, которое, в общем-то, было рассчитано в первую очередь на гостей, которых сейчас не так уж и много, а потом и на местных жителей, которые могли заглянуть туда на чашку кофе или позвтракать, если уж сильно неохота готовить что-то дома. У меня, конечно, сразу загорелась лампочка "надо бы втесаться туда", но потом она погасла, потому что кафе без гостей, во-первых, не нуждается в десертах, во-вторых, путь туда не сильно простой: или делать большой круг через поселок, преодолевая одну реку, или, пользуясь разрешением соседей, пересекать уже другую реку и проходить через их участок, что немного быстрее, конечно, но не намного удобнее. Короче, это уже привычка, сомотреть на каждое заведение как на потенциальную точку применения себя. Надо бы как-то выключить эту функцию, становится надоедливой и все больше раздражает. Но название у кафе хорошее "Ранняя пташка" (Early bird), как раз по моей части. 

Итак, начало положено: мы почти дошли до конечной точки, огляделись и присмотрелись, насладившись видом Китового хвоста с высоты, поругав спиливших для этого вида деревья хозяев земли и наметив дальнейшие шаги, совершение которых и было запланировано на понедельник.


Я каждый раз с нетерпением жду возможности заглянуть в чей-то дом, как будто в каждом новом надеюсь найти чистоту, уют и порядок, спокойствие и комфорт, но пока безрезультатно. Наверное, это потому, что все еще не нашла свой, иначе находила бы все это, как раз возвращаясь. А пока все ищу. А так как здесь то ли не принято, то ли еще что приглашать в гости, остается радоваться каждой выпадающей возможности. Ну раз в субботу не получилось, наверстала частично в понедельник. Сначала заглянули в сдающийся дом с бассейном, носящим звучное название "Tres arboles" (Три дерева), потому что напротив, через дорогу, остались исключительно три, остальные были срублены или спилены, чтобы открыть временно проживающим вид на океан, который с этой точки и правда великолепный, притом на сам знаменитый Whale tail, ради которого местные и туристы забираются так далеко на юг страны. 

Но деревья жалко, особенно по этому поводу сокрушалась С., захваченная идеей восстановления лесов. Порадовал порядок, современная кухня и симпатичный наружный душ, сделанный правда у фасадной стены (чтобы споласкиваться после купания в бассейне перед домом). Но расположение кровати прямо перед кухонными столешницами смутило. Видимо, хозяина не сильно заботила разработка проекта и планировка, главной задачей был о создание закрытого пространства с крышей, не требующее много времени. Поэтому вся постройка выглядит несколько странно, хотя размер вполне подходящий для меня. И вид хороший: фасад выходит, ну да, минуя забор и дорогу) на океан, простирающийся у подножия горы, на которой стоит дом, а задняя стена с раздвижной дверью (обе стены стеклянные) смотрит на лес, пробравшись через который, можно спуститься к реке. Как обычно, бассейн, лежак под зонтиком, приятная дорожка, коротко стриженный газон и несколько кокосовых пальм по периметру, для создания антуража тропического жилища. Выглядит (для меня, после всех моих зарослей) лысовато, зато большая экономия на садовнике и минимум забот. Ах да, забыла сказать, что дом этот off-grid, вода качается насосом из природного источника, электричество вырабатываеют солнечные панели. Но следящая за домом К. ратовала на то, что городские транжиры не хотят брыть это в расчет и нещадно эксплуатируют электроприборы.

Позже мы заглянули и к ней самой, в представляющий почти полную противоположность прилизанному туристическому жилью простой частный дом, утопающий в зарослях деревьев и кустарников. Дом деревянный, без стекла и толстых стен. С симпатичной планировкой, открытый налетающему изредка ветерку и звукам окружающей природы, но такой захламленный, что мне там было очень некомфортно. Сразу пристуило к работе воображение, привыкшее рисовать картинку на тему "если бы навести здесь порядок...". Все какое-то неровное, покосившееся, запыленное. На кухне, в которую попадаешь, зайдя внутрь, висят видавшие виды кастрюли и  сковородки, которым место на помойке, стоят облупившиеся миски, какие-то тарелки с остатками еды, полумрак... Грязные занавески, беспорядок в "гостевой" зоне, вокруг полусгнивших плантанов летают мошки, как будто здесь давно уже никто не живет или всем наплевать на то, как выглядит дом, в котором, к слову, живут дети. 

И последний дом, который удалось лишь бегло осмотреть снаружи, из той же серии. но намного плачевнее. Этот, прибежище местного старожилы, вообще больше похож на полуразвалившийся сарай. Знаете, в очень отдаленных деревнях, наверное, еще можно встретить такие полусгнившие, покосившиеся холупы из некрашеного дерева. Так вот, это примерно из этой серии. Курятник (некторые курицы правда мне понравились: песочного цвета с черными мордами, сипатичные и модно-оригинальные), хозяйственные помещения, заваленные рухлядью, лающие собаки, валяющиеся миски и ведра, пластиковые бутылки и все сопутствующие атрибуты. 

Прошли мимо втащенных хозяевами земли на видовой участок земли контейнеров, дико смотрящихся в этом месте, словно гигантские уродливые животные в прекрасном лесу. Заглянула за забор "супер" современной белой, почему-то одноэтажной (хотя со второго этажа был бы шикарный вид на закат, а так видна только стена) постройки, но смогла увидеть только стоящую под навесом машину и пару детских велосипедов. 

Во второй раз начали прогулку немного иначе, сократив первый отрезок пути, пройдя насквозь через лес, пот тропинке, подарившей несколько минут общения с дикой природой в лице затаившегося под ручейным камнем прекрасного питона. 

Выбрав эту тропу, вынырнули из леса непосредственно на задний двор уже упомянутого Casa Uvitа, получив возможность взглянуть на место изнутри, не заходя при этом непосредственно в дома. Такие типичное костариканское подворье, рассчитанное на не очень привередливых туристов, которым не столько важен вид из окна, сколько близость к природе, хотя двор, как водится, блестит от чрезмерного усердия газонокосильщика, убирающего каждый упавший с дерева листок.

Отдали мешок бананов, имеющихся у нас в изобилии, проживающей одиноко Р., к которой снова не попали в дом. Хотя, похоже, кроме меня никто и не рассчитывал на это, а я даже десерт захватила, правда в спешке перепутала все на свете.

Наш общительный гид умудрилась вытащить на прогулку приезжую из Картаго девушку с вполне русским именем Татьяна, отдыхающую со своим другом на океанском берегу. Она оказалась не менее общительной и готова была выдавать информацию по каждому обсуждаемому вопросу. Рассказала нам даже про папайи и ананасы, точнее про местные сорта, которые мы можем найти в супермаркете. Забавно, но она оказалась уже третьей из знакомых мне костариканцев, работающей в фармацефтической фирме и родившейся в Алахуэле. (Что бы это могло значить?) Я большей частью молча шагала в стороне в то время, как разговорчивая компания обменивалась мнениями. 

В таком составе (четверо) мы дошли до, как мне казалось до последнего момента, до конечного пункта нашей прогулки, дому местного жителя, пожилого уже, купившего огромный участок более сорока лет назад. Участок с видом на океан и с тропой, ведущей вниз по склону к реке и великолепному водопаду. Как раз у него я видела черноголовых куриц и покосившийся сараеподобный дом. Но вид с этой точки открывался и правда великолепный -  на нацинальны парк, на приличной длины береговую линию, на Увиту...

Я только обрадовалась тому, что (после непродолжительной беседы) можно повернуть домой, как А. решил посмотреть, что впереди, поднявшись повыше. Все, конечно, заметили, что я не разделяю его интузиазм, но я была в меньшинстве, пришлось подчиниться и преодолеть еще несколько сотен метров до точки, с которой в хорошую погоду можно лицезреть весь полуостров. Пока забирались в гору, прошли мимо прриятного ухоженного, но сохранившую некоторую естественную заросшесть участку с мирно жующими траву лошадьми. На границе его, у самой дороге стояло соблазняющее плодами мандариновое дерево, под которым на обратном пути мы разжились несолькими сладкими фруктами. Наверное, я слишком устала, слишком хотела домой и слишком много раз сфотографировала океан, поэтому открывшиеся многообещавшие виды не показались мне чем-то из ряда вон выходящим и не вызвали нкакого восторга. Гораздо больше меня обрадовало измнение направления движения. Однако радость была недолгой...

Попращавшись с Т., наша экскурсовод решила кое-что обсудить с К. кое-какие моменты, и мы заглянули к ней домой, хотя было понятно, что они собираются обедать и старшая дочь демонстративно давала понять, что она уже почти закончила готовить. Мое лицо выражалао страдание, но это отнюдь не сократило время нашего там пребывания: пока не обсудили все темы, не договорились, не приценились, никто не сдвинулся с места.

Дома мы были только к обеду, но готовить что-то сразу я была не в состоянии: снова безумно устала. И дело не в том даже, что мы прошли около десятка километров по то спускающейся вниз, то поднимающейся вверх дороге, а в количестве произнесенных слов. От них я устала еще в первый раз, когда говорящих было двое (я все никак не могла остановить этот поток, он не прекрщался даже по возвращении в соседский сад, где два садовода-любителя обсуждали проблему муравьев (как будто другой возможности это сделать больше не будет), а я, из последних сил сдерживалась, чтобы не закричать заткнитесь, схватившись за голову, которая к тому моменту начала побаливать. А сейчас выдащих десятки слов с разными интонациями и тональностями было уже четверо (причем состав участников время от времени менялся).

Усталость от слов, в которых я тону, когда их количество переваливает за предельно допустимый уровень, от лиц, которых иногда бывает слишком много... Как будто каждый присутствующий рядом человек отнимает мои жизненные силы, черпает большими ложками мою, не такую уж бурлящую и клокочущую энергию, опустошая и без того скудные, скрупулезно отмеренные и расчитанные исключительно на личное использование запасы. Я физически ощущаю, как мне не хватает воздуха, я начинаю тонуть в непрекращающемся потоке смешивающихся к концу дня в один, состоящий из множества, общий сгусток теряющих для меня свой смысл фраз, отвечать на которые членораздельно я уже не могу, прибегая к языку жестов и телодвижений: киваю, мотаю головой или машу руками. Я не устаю так сильно после нескольких тачек вскопанной земли или после того, как собрали кучу камней. Эта физическая усталость переносится гораздо легче и не оставляет после себя пустоту, на восполнение которой требуется приличное время. То же самое я ощущала в ту субботу, раздав себя всем счастливым обладателям сладостей, с помощью нескольких десятков слов подарив им не только печенье и пирожные, но и свою энергию, плохую или хорошую. После таких вот многолюдных и многословных прогулок, после посиделок в кафе с (новыми, в особенностями, потому что энергия мне требуется еще и для того, чтобы освоиться с ними, понять, как себя вести, о чем стоит и о чем не стоит говорить...) знакомыми, после (редких, но все же) походов в гости мне нужны сутки, чтобы прийти в себя, желательно, не уходя никуда дальше реки, а лучше уединившись в маленьком домике с видом на бананы, с ноутбуком на коленях и чашкой кофе под боком. Так приятнее всего. И слушать усиливающийся от приближающегося дождя шум реки или журчние ручья или негромкое пение птиц...

P.S. А картинка оказалась очень наглядной)


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.