lenaknekhtina

Categories:

Длинно о моде

Столько было идей в голове о том, что писать, но время ушло совсем на другое, и скоро все, что плавало в течение нескольких дней на поверхности, снова бухнется куда-то на дно, оставив после себя лишь облачко воспоминаний.

Хотелось ли мне когда-нибудь быть “модной”? Несомненно. Но что это слово значило в моем представлении? Например, моно одеваться значило для меня носить то, что, на мой взгляд, пользовалось популярностью у моих ровесников, ровесниц: в школьные годы никак не хотелось выделяться, наоборот, не оставляло стремление быть, как все, хотя не покидало ощущение недостижимости этой цели, уж не знаю, по каким причинам. Быть модной тогда значило для меня носить то же, что и другие, слушать музыкальные композиции, которые были у всех на слуху. Хотя, что уж говорить, само это слово никак не фигурировало в моих размышлениях, а тогда они вроде бы еще имелись. Слово “тренд”, так часто используемое в сми сейчас, тогда, если не изменяет мне память, вообще никак не произносилось, дожидаясь своего звездного часа, тихо помалкивая и действуя исключительно за бугром. И еще было такое пренебрежительно-ироничное “моднявая”, когда-кто-то покупал что-то из серии “у всех такое должно быть, иначе ты - изгой”. Если говорить об одежде, то, помнится, лет так в двенадцать очень мне хотелось какую-то блузку, которую я тщетно просила у папы, но он был непримирим, хотелось леггинсы, которые мама так и не купила, хотелось шапку с ушами, которую в результате очень не любила, но делать было нечего: носила, потому что холодно. Так что родители сыграли определенную роль в моем “не как все” бытие. Но это было еще детство. И кстати, однажды, сама того не ожидая, стала немного впереди планеты всей модниц нашего класса, случайно купив в городе СПб, в Апраксином дворе, расклешенные джинсы, только набирающие популярность, не успевшую дойти до небольшого, стоящего в стороне от больших дорог Соснового Бора. Но это было еще во время средней школы, потом как-то я старалась все-таки покупать не то, что “модно”, а то, что идет, чего и продолжаю придерживаться. Хотя, признаться, иногда все-таки и до меня доходят отголоски модных веяний. Instagram и FB не могут оставить в покое даже такое незаметное существо, как я, причем некоторые вещи мне сильно нравятся, но, надеюсь совсем не потому что они “в тренде”, а просто мне близок стиль и крой. А ведь многие, чаще совсем еще молодые, но, бывает, и вполне взрослые люди, тратят деньги, часто не маленькие, на то, что именуют модным, даже если это совсем не их: мало того, что не идет им, так еще и уродует. Надевают они такую вещь или обувь и, превозмогая неудобство, пытаются убедить окружающих и себя, в первую очередь, что им нравится. Но это их проблема: никто вроде бы не заставляет.
Ладно еще одежда, гораздо хуже, когда в так называемую моду входят эксперименты со своей внешностью, часто имеющие последствия не самые безобидные. Среди подростков, раньше, во всяком случае, популярен был пирсинг. И меня не избежала сея учесть, но больше я объясняю это желанием быть ближе к тому человеку, к которому тогда сильно тянуло, да и экспериментировать мне тогда нравилось, а собственное мало любимое тело - отличный материал: далеко ходить не надо. Но ладно, когда небольшая сережка в носу или губе, что, кстати, далеко не всем идет, хотя на некоторых лицах смотрится так, будто с рождения было, но когда каждый второй юноша или, что хуже, каждая третья девушка в возрасте около 20, делали абсолютно уродливые, с какой стороны на них ни посмотри “туннели”, растягивающие мочки до ужасных размеров, становилось не по себе. А потом пришло время татуировок…
А. Ненавидит татуированных, особенно, когда рисунки на все тело, всеми цветами радуги, всех возможных и невозможных форм… Я так и не сделала ни одну, хотя было время, задумывалась о небольшой снежинке, как на плече у Bjork, тогдашнему моего кумира, но никак не могла определиться с местом: думала на животе, но с моими вечными колебаниями веса это могло стать совсем не лучшим выбором, да и кому в том месте показывать, раз постоянный друг у меня все время был исключительно в мечтах? Так и улетучилось это желание, оставив тело практически девственным: хуже оно от отсутствия ритуальных знаков , надеюсь не стало. Да и вообще не сильно понятно, зачем, какие причины побуждают молодых и, тем более, уже не очень людей набивать ритуальные символы на своем теле: жажда отличиться или, наоборот, стать одним из, мазохизм, неспособность найти другой путь вложения денег? Хотя зачастую первая, то есть, конечно, вторая причина побеждает: есть у нас знакомый, который обменял игровую приставку на татуировку (ему 20).
Ладно, рисунок на теле - еще не уродство, хотя иногда, когда за разноцветными узорами не угадывается естественный цвет кожи, становится немного не по себе, и даже как-то трудно представить себя рядом с таким живым холстом. Но вот когда модным становится пластическая хирургия, дело приобретает серьезный оборот: это ведь уже не шутки. Сначала вроде как безобидно все: там подтянули, здесь убрали, а потом смотришь - и из соц.сетей на тебя смотрят одинаково (отпугивающие) лица, как будто сошедшие с конвейера игрушечной фабрики, главный художник которой был не в себе, когда отправил свой рисунок в производство: пухлые губы, выпученные глаза… А потом и тело видоизменяется в соответствии. И ведь это стоит денег, заставляя глупых (иначе не назвать) молодых девчонок работать по много часов для того, чтобы себя же изуродовать. А когда на это идут женщины за 30, у которых дети есть, и муж… И как вообще относятся к такому их партнеры? Просто недавно увидела в Instagram старую знакомую, вставшую в ряды “постоянных клиенток” новомодных мастеров и, по совместительству уродователей. Была симпатичная девчонка, пусть с не идеальнымы носом и зубами, зато такая одна-единственная, а теперь… Эх, грустно. А все эти перманентные макияжи, которые делают в каждой подворотне, и которые, подразумевается, нужны для того, чтобы улучшить внешность. Один из двадцати мастеров видит человека и знает, как сделать хорошо, чтобы и шло и красило, остальные же штампуют всем подряд, без разбора, одно и то же, чему научили на популярных повсеместных курсах “основы макияжа за 10 часов”. Один раз ждала в парикмахерской назначенного времени и наблюдала за процессом… превращения красавиц в уродливых теток с неестественно черными широкиими бровями: передо мной сменилось две, ушедшие с одинаковым результатом.
Ладно, это все внешность. Пока очередь не дошла до моды на отрезание конечностей, хоть как-то жить можно, хотя как же они все, жертвы моды, не догадываются, что их нагло используют, прибегая к рекламе своих “умений”, чтобы заработать побольше на доверчивости и стремлении быть как все. Но пресловутая мода понятие настолько всеобъемлющее,что, куда ни посмотри, всюду она, и трудно не увидеть ее, выйдя за пределы “острова” хотя бы на шаг. Мода - двигатель прогресса или оружие массового уничтожения? Все более склоняюсь к последнему, потому что… Потому что ведь это так просто вести толпу, слепо следующую лозунгу быть как все: делать, что модно, покупать, что модно, говорить, что модно… Все дружно шагают под одним знаменем, в одну сторону: куда “дядя” скажет, туда и повернут. Это тотальное (почти) стремление, отказавшись от собственного выбора, от права решать, что и как, для облегчения жизни, для избежания мук колебания, просто делать, что говорят, не задумываясь над тем, а надо ли, а полезно ли, а подходит ли мне, просто делать то, что другие. Повсеместно, куда ни посмотри, и даже здесь, в Коста-Рике: местные повторяют за гринго, потому что считают их представителями продвинутого общества, общества ПЕРЕпотребленияб хотя быть на них похожими...
Так уж случилось, в силу ли того, что я сама из понаехавших, либо от того, что живу я в туристическом раю, где местные - в меньшинстве, а основное население из числа англоговорящих, но представление о западной жизни, к которой стремятся (или стремились и уже перестали?) те, кого судьба определила родиться в странах не самых богатых, не самых успешных, получаю я самое наглядное: стоит лишь оказаться в нашем центральном пункте общественного питания, самом популярном, наверное, не смотря на несколько новых заведений, месте проведения досуга англоговорящей публики, где во время завтраков и обедов (про ужины сказать не могу, так как крайне редко бываю за пределами “острова” после трех) бывает трудно найти свободный столик. Потому что модно быть здесь. И встречи, деловые и личные, назначаются именно в Sibu, несмотря на часто завышенные цены и то и дело мешающие беседе гудки проносящихся всего в нескольких метрах старых американских грузовиков. Здесь практически всегда можно встретить знакомого и быть уверенным, что если ты появляешься здесь хотя бы несколько раз в год, тебя уже величают amigo/a, а ты практически наизусть помнишь цены из не меняющегося годами (или уже десятилетиями?) меню. И не смотря на порой хромающий сервис и до сих пор не починенный кран в женском туалете, сюда не зарастет народная тропа, потому что место это модное. Здесь модная еда: американское меню на завтрак и на обед, брауни, чизкейки и булки с корицей на десерт, популярный launge и напитки со льдом. Здесь ты услышишь все новости поселка, страны и мира, узнаешь все про количество смертельных случаев от ковида и о прививочных новинках. Это модно проводить здесь часы - за разговорами, потягивая (не всегда качественный) кофе или пиво, жуя пресловутый тост с мармеладом или откусывая кусок бургера, тоже, кстати, модный атрибут гринговского места.
Мода заполонила все, ей следуют бездумно и напропалую. Еда - не исключение, а правило, потому что еда в современном мире - это 50 процентов жизни. Если раньше, сто и даже пятьдесят лет назад, пища в первую очередь являлась способом поддержания жизнедеятельности, насыщения организма, пополнения его необходимыми веществами, дабы дать возможность человеку творить и двигаться, то сейчас - это индустрия, на которую тратятся миллионы и миллиарды разноцветных бумажек. Это не необходимость, это “тренд”: вовлекающий больше и больше человек: одни создают моду, другие ее продвигают, третьи, открыв рот, жадно заглатывают все то, что им предлагают. И если не брать в расчет совсем аутентичные места, далекие от цивилизации, от протоптанных путей и асфальтовых дорог, то практически везде ты можешь найти основной набор популярных, модных блюд: картошка фри, бургеры, кофе разных цветов и размеров. Конечно, вариаций миллионы, но чем моднее место, тем ожидаемее меню. Люди распространяются в брауновском движение, перемещаясь кто куда, с востока на запад, с севера на юг, насаждая свои престрастия, таща с собой наследие предков или просто привычки, прогибаясь под требования моды, дабы не стать посмешищем и не отпугнуть клиентов, которые, часто хотят все одно и то же, независимо от места. Если говорить о костариканцах, то специально для них в каждом заведении, будь то ресторан итальянской кухни или суши-бар, найдется гайо-пинто и традиционное обеденное касадо. Приехавшие сюда американцы ввели свою моду на авокадо хаас, которые покупают, даже если те стоят вдвое дороже лежащих в соседнем ящике местных сортов зеленых красавцев, на свою, словно привезенную в багажном отсеке доставившего их сюда самолета арахисовую пасту и белый, невкусный тостовый хлеб, заполонивший прилавки магазинов в ущерб домашних кукурузным лепешкам.
Раньше было модно есть мясо, сейчас самое модное веяние на тихоокеанском побережье, да и не только на нем, это отказ от него, поэтому так популярно среди “высокодуховных” жителей близлежащих мест, с ног до головы покрытых модными нательными росписями и увенчанными копной дредов, годовалый вегетарианский ресторан, собирающий определенного вида публику под своей крышей. Не крыша, конечно, но стены и даже забор, стулья (местами) и столы разрисованы яркими цветами и грибами, распространившимися по поселку, словно вирус, благодаря единственному что ли в округе художнику, везде оставляющему свои подписи. Это выглядит уже похожим на “здесь был Вася”: куда ни глянь - одни и те же краски, одни и те же мотивы. На меня подобная живопись действует отталкивающе: стоит заметить кислотного вида рисунки, как хочется поворачивать назад и спешить найти что-нибудь простое и совсем не модное, дабы не смотрели на тебя из всех углов приевшиеся мотивы.
Модные художества идут практически рука об руку с идеями немясоедческой диеты, которую все стремятся афишировать в разговоре со знакомыми и незнакомыми: я не ем мясо, потому что мне жалко животных, я весь такой добрый, жалею коровок и поросят. Это же так модно - выглядеть этаким защитником животных. На людях, во всяком случае: дома ведь никто не проверяет, что у тебя в холодильнике и на тарелке, а здесь надо идти в ногу со всеми… А еще почему-то ставится знак равенства между подобной диетой и здоровым питанием, хотя это отнюдь не очевидно. Даже если не брать в расчет огромное количество используемых для приготовления модных блюд, а особенно десертов, жиров и сахаров (знаю, о чем говорю, потому что несколько раз искала более-менее простой рецепт печенья, без тонн кокосового масла и арахисовой пасты), веганский рынок настолько перенасщен всевозможными заменителями привычных продуктов, в составе которых такое количество ненужного и вредного, что возникают огромные сомнения по поводу того, что лучше есть. Это ведь популярно, быть веганом, и значит на этом можно заработ ать, что активно и делают предприимчивые граждане. А те, кто в теме, как ослепленные сметают с полок все с пометкой vegan, а также с любыми -free (oil, sugar, gluten…), не обращая внимание на список того, что все-таки в составе есть, даже не задаваясь вопросом, чем плох глютен, и просто идя на поводу у производителей, ставящих наклейку gluten-free даже на упаковке с орехами. Как-будто может быть иначе, как будто с этой наклейкой овощи становятся полезными, а без нее были так себе. Глупости, короче.
Последнее веяние, как я погляжу, это голодание: то здесь то там слышу, что кто-то голодал: день, трое суток, неделю… Кто-то специально приезжает в Коста-Рику, чтобы пройти тридцатидневный курс голодания у запатентовавшего свой метод доктора, берущего немаленькие деньги за свои услуги. Кто-то голодает, чтобы похудеть, кто-то для того, чтобы очиститься, только потом многие возвращаются к привычному образу жизни, чуть ли не сразу после голодовки набрасываюсь на бургеры, что делать категорически нельзя… Тоже мода. И здесь, в месте моей кулинарной практики и первого самостоятельного опыта, мне не удалось избежать модных веяний. Гостья комплекса - сертифицированный vegan nutritionist. Три этих слова вызывают у меня чувство снисхождения: здесь, похоже каждый второй может похвастаться подобным дипломом, все великие специалисты по правильному питанию, только выглядят они уж как то не очень здорОво. Они, упомянутая гостья и ее друг, приехали в Коста-Рику из Штатов тоже для голодания, оказалось, еще и сыроедами, то есть raw vegan последователями, однако уплетают буррито, коврижки и каши с большим аппетитом, запивая все это кофе, не сырым, кстати, а сваренным. И это набившее уже за два года словосочетание raw vegan действует на меня угнетающе. Все эти сыроедческие торты, energy balls, сыроедческий шоколад… Зачем? Или уж готовить нормально или есть фрукты и овощи в салатах и просто так: они ведь вкусные сами по себе. Зачем так извращаться: тратить время и издеваться на природным богатством, чтобы только выпендриться? Один мой знакомый при каждой встрече мне докладывает об очередном своем рецепте капустного салата или чего-то подобного, однако и он и я прекрасно знаем, что и тосты он ест в кафе и круассанами балуется и от пиццы с колбасой не отказывается. А мне так вообще все равно, из чего состоит его рацион: взрослый уже, сам решает, что да как. Другой знакомый раз примерно в месяц публикует в Fb картинки своих сыроедческих блюд: не остановиться ему, хотя и книжку вроде уже издал и гордо величает себя raw vegan chef… Для себя я нашла что-то вроде золотой середины: хотя я люблю печь, ем я преимущественно фрукты и салаты, а печь люблю нормальные сладости, а не все эти финиково-арахисовые печенья с литрами кленового сиропа вместо сахара.
Ну а еще одно модное веяние - это, конечно, йога. Ладно, йога - это здорово, но не тогда, когда заняться ей предлагают в каждом кафе и ресторане, словно продают лотерейные билеты. Сосед мой стороной обходит места, где упоминается о подобных активностях, потому что, как и рисунки местного художника, объявления о занятиях йогой висят на каждом заборе, а американцы так и вообще йогой называют любую зарядку…
Эх, мода в голове - это намного хуже. Уже она, а не ты определяет все существование. Большинство выбирает себе хобби по принципу популярности, профессию - по степени оплачиваемости и, значит, тоже степени «модности». Едят и готовят то, что рекламируют социальные сети, а я, чем дальше, тем больше хочу готовить по привезенным в кулинарной книге, которую я веду уже больше десяти лет, рецептам. Хочу есть из обычной качественной посуды, вытирать руки полотенцем и ходить в шортах и рубашке, делая по утрам обычную растяжку в нашем спортивном доме…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.