lenaknekhtina

Categories:

Странная штука

Странная все-таки штука - жизнь. Когда кажется, что все, конец, некуда больше бежать, стремиться, ничего не выходит и перед глазами только глубокая-глубокая пропасть, которую никак нельзя преодолеть, а за спиной - еще более страшный груз прошлого, который надвигается, настигает с невероятной силой, давя всей тяжестью, прижимая к земле, не давая свободно вздохнуть, когда хочется одного: закрыть глаза и больше уже их не открывать, потому что ничего из происходящего не радует и хочется просто не быть, что-то происходит…

Стоило вернуться из так долго ожидаемой совместной поездки в тот самый, приевшийся уже, Сан-Хосе, которая разочаровала гораздо больше, чем все предыдущие, но принесла ощутимую пользу и положила начало так долго оттягиваемому началу Процесса, как упавшее было ниже всех плинтусов настроение, приведшее к тупому пяленью в миниатюрный экран телефона с перерывами на просмотр глупых телешоу под чашку черного кофе, со всех сторон начали поднимать, цепляя за все края, растягивая, каждый в свою сторону, не давая упасть, совместными усилиями поддерживая в состоянии пусть не особо высоком, но стабильно не опускающемся ниже отмеченной красной чертой границы. 

Всего лишь сосед вызвал на разговор и посоветовал чуть ли не в принудительном порядке начать, наконец, заниматься тем, чем я так долго желала заниматься, плюнув на все очевидные трудности и неудобства. Просто сказал, не допуская возражений, что пришло время начинать шевелиться. А так как выбранное направление давно будоражило мою ленивую фантазию, не желающую отклоняться от выбранного однажды маршрута, я и начала по мере возможности делать сначала робкие, а потом все более настойчивые попытки в стремлении продвинуться хоть на шаг к своей цели тому, о чем мечтала. Может, просто ждала пинка, потому что я - как колобок, без внешней силы, действующей в направлении пятой точки, стартануть не могу. Хотя что ни день, то возникают новые сложности, связанные с тем, что не все так просто в этой, прямо скажем, не самой развитой стране, а также с моим упрямым нежеланием учить язык, который, будь он освоен хотя бы на 10 процентов, уже бы сильно облегчал общение со всеми необходимыми поставщиками и располагал местных производителей и других полезных людей в мою сторону. 

Итак, стоило выбраться в город для стабильного интернета, как тут же новое сообщение: подзабытый уже немного человек, вновь вспомнив о живущей недалеко Лене, претендующей на гордое звание chef, но отнюдь таковой не являющейся, прислал сообщение, чуть ли не умоляя приехать прямо завтра и начать помогать. А стоило сделать пару шагов в этом направлении, сначала трясясь от возбуждения и страхов, сопутствующих каждому новому предприятию, новому опыту, связанному с возложенной на мои узкие, но сильные плечи ответственностью, которая всегда, не смотря на то, что я большую часть своей жизни слыла ответственным человеком, пугала меня и приводила в состояние паники, а потом, освоившись, войдя в раж и, даже, мне кажется, слегка обнаглев, получаешь намек, пусть и прозрачный, на новую возможность применить свои знания и получить так необходимый (теперь я это знаю наверняка) опыт.

Так всегда: либо все, либо ничего. Сначала сидишь месяцами дома, изнывая от скуки, погружаясь в пучину хандры, не в силах совладать с накрывающей депрессией, окончательно отупев от бесконечного пяления в миниатюрный дисплей телефона, предлагающей для этого массу игровых возможностей, не желая делать ничего, разве что, выныривая из телефонного плена в плен так вовремя вернувшегося  к жизни компьютера, погружающего в телешоу или жизнь киногероев, в первой половине дня сопровождаемого чашкой кофе с непременным чем-нибудь к нему. Зависимость она и есть зависимость: неважно, от чего. Если не хочется думать и вспоминать, будешь упрямо делать то, что отвлекает, жаль, что выбор чаще всего падает на бесполезную и, более того, вредную, медленно и невидимо убивающую “деятельность”, ведущую к полному упадку и тотальному распаду мозга на бесполезные частицы. Я знаю это ощущение, чувство того, что надо, перестав жить, замерев, отпустить невидимые поводья, перестать считать, что что-то от тебя зависит, потому что все, что можно было сделать, ты вроде бы уже сделала. Порой наступает время, когда нужно просто затаиться, перестать мечтать, перестать хотеть, перестать двигаться куда-либо, просто затормозить, нажав на кнопку “пауза”, и посмотреть, что будет. Или не смотреть, но, в конце концов, увидеть: если ничего не произойдет, значит, пора уходить, как и было, как обычно, запланировано, несмотря на уверенность в том, что ничего, как и раньше, сделано не будет, а если… Обычно случается второе. Ты просто сходишь с дороги, давая событиям развиваться с собственной скоростью, двигаться в своем направлении, не мешая им, не сужая возможные пути, давая свободу. Я много раз это проходила, и сейчас происходящее уже выглядит знакомым. Отсутствие решений сменяется их переизбытком, который, скорее всего, очень скоро либо приведет ни к чему, либо, определив самое глубокое и удобное русло, даст толчок к планомерному движению в выбранном направлении. А началось все с очередного сообщения так много обещавшего и так мало сделавшего человека из недавнего прошлого, с которым было связано много-много планов… 

А самое интересное, что это все обрушилось, словно снежный ком, словно сошедшая в швейцарских Альпах лавина, пригвоздившая меня к месту, когда казалось бы, вот он, наступил идеальный момент для того, чтобы сорваться, чтобы пуститься в новое приключение, в новое плавание в еще не изведанные земли, туда, где все, хотя бы на первых порах, по-другому, лучше, интререснее, веселее и проще. Что-то никак не дает мне сдвинуться с места, каждую мою попытку сводя к нулю, обрушивая все сложенные кирпичики точно так же, как упавший недавно бамбук разрушил с таким трудом и тщанием возведенные стены нового дома, казавшегося надежным и претендующим на уют. Или я просто оправдываю свою неспособность сорваться и броситься в неизвестность. Но каждый раз, когда кажется, что все, момент настал, пора бежать, лететь, ехать прочь, что-то или кто-то заставляет остаться: зовут, предлагают, просят помощи, сулят развитие… Вопрос в том, надолго ли в этот раз. 

Еще неделю мне будет казаться, что я всем нужна и без меня не справиться: и те спрашивают, и эти интересуются, но уже предчувствую, что если и останется хотя бы один из трех вариантов жизнеспособным, то придется еще много, очень много сделать, преодолев кучу преград, одной из которых до сих пор остается незнание языка, так упрямо не практикуемого мною из-за глупого, безрассудного отказа быть здесь, хотя знания, какие бы ни были они, тем более, знание языка, никогда не бывает лишним. Однако я слишком ленива, и, как и была в детстве, упряма. Все свое (отрицательное) несу с собой, не желая сбросить с плеч этот груз, отравляющий жизнь, потому что так удобно списать все свои неудачи на простые два слово: я такая. 

“Я такая” уже почти сорок лет и все никак не могу пересилить себя и стать другой, хотя научилась относиться к этому факту (не всегда, но временами получается) относительно спокойно, немного свысока. А возраст, кстати, имеет значение. Будь я на пятнадцать лет моложе, уверенно ответила бы “да” на все предложения и, во вред собственному здоровью, металась бы от одного к другому, желая всем угодить и не ставя себя ни во что: вставала бы на заре, бегала бы, суетилась, лишь бы доказать кому-то свою нужность, а сейчас… По началу, конечно, хватаюсь за каждую возможность, не отказываясь ни от чего, но потом наблюдаю, комфортно ли мне. Зная себя достаточно хорошо, прекрасно осознаю, что есть вещи, терпеть которые я смогу лишь недолго. И если раньше желанной была любая работа (лишь бы платили), то сейчас я очень придирчиво рассматриваю каждое место, хотя выбор и не сильно велик, ибо знаю, что там, где меня слишком многое не устроит, задерживаться я не стану в любом случае. Сейчас я, знающая цену удобству, готова терпеть его отсутствие лишь в том случае, если предварительный этап обещает быть недолгим и на горизонте уже мелькают очевидные выгоды. Вряд ли я соглашусь на полное подчинение, а тех, кто сильно выступает, комментируя и критикуя, мало кто любит и готов держать при себе. Как я уже писала, эгоист в лице меня способен получать удовольствие только когда все происходит так, как хочет он или когда компромисс оправдан, и лучшее для него - это быть самому себе хозяином, а пока хозяин без хозяйства, он страдает от необходимости действовать по чужим правилам, видя их очевидные недостатки. Пока мне слишком везет на людей, готовых многое позволить за минимальный вклад с моей стороны. По сути они, сами того не зная и даже не догадываясь, выполняют мои желания… 

Поживем - увидим. Эта неделя решит многое, потому что да, будет ясно, что я могу сделать для осуществления давней своей мечты, а что - нет. 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.