lenaknekhtina

Categories:

Привычка


Сила привычки огромна, в этом убеждаюсь каждый день, каждый час, каждую минуту...

Каждое утро я, по привычке, открываю глаза, медленно выбираюсь из-под полога и выхожу из дома, точнее, спускаюсь из надручейной бамбуковой части, на уровень чуть ниже, на посыпанную щебнем кухню и дальше, в ванную.

Иногда, если пробуждение наступило чуть раньше обычного, залезаю обратно и, вооружившись телефоном (новая привычка, одна из нескольких отвратительных, недавно приобретенных), проверяю пришедшие за отчетный период (вечерние - от местных, утренние - из РФ, что случается в последнее время намного реже) сообщения и, что еще хуже, могу сыграть раз другой в какую-нибудь дурацкую, загруженную по случаю, игрушку. 

По привычке я надеваю одежду, которая не особо нужна в этом климате, но которая защищает от укусов насекомых и создает образ цивилизованного чиеловека, хотя перед кем мне здесь красоваться? 

Иду наверх, в тренажерный зал спортивный дом, ведомая все тем же привычным позывным А."пойдем тянуться!". Предварительно нацепив резиновые ботинки, дион из которых давно порван и оба они не выполняют возложенную на них задачу не пропускать влагу. Тащусь наверх. Встаю на обычное место и выполняю одно за другим упражнения, последовательность которых, за редким исключением, не меняется уже больше года: спина, руки, ноги, стойка на голове... Очень редко повисаю вниз головой, потому что обычно турник слишком мокрый, или просто лень надевать зацепы.

Так, по привычке, проходит все утро: ноги сами идут туда, куда привыкли идти: на кухню за водой, к фильтру поставить чайник, на речку посидеть пол минуты в холодных струях и назад, готовить завтрак, который всегда один и тот же (ну разве гости утренние придут, тогда для них какое-нибудь дополнительное "блюдо", чтобы придать хоть немного значительности привыкшим к стандартному утреннему gallo pinto жителям Коста-Рики) и собирать на стол. Руки делают то, что привыкли делать: заправляют кровать, надевают футболку и шорты, режут фрукты, включают блендер и моют посуду; каждая знает, что делать. Голова в этих процессах уже практически не участвует. Иногда кажется, что, закрой глаза, смогу и на ощупь совершить все действия безошибочно.

Элементарно. Утренняя рутина, когда действия совершаются механически, по привычке. Мне нравится смотреть видео про то, как проходят утренние часы или минуты у жителей разных стран и городов: как выглядит их жилище, в какой посуде они подают завтрак, чистят ли зубы до (что всегда вызывало во мне недоумение) или после завтрака, как выбирают одежду... Сейчас такого там много: каждый второй - великий видео-блогер, так что не составляет труда найти, что посмотреть, таким, как я. Но я ушла в сторону от...

Привычка с нами всегда и везде. Люди говорят: нельзя прожить без того-то и того-то, имея в виду знакомые с детства или из длительной жизни где-то продукты. Но все прекрасно понимают, что можно. Без ржаного хлеба, без творога, без гречки и лесных ягод. Никто не умирает только потому, что не может найти что-то, что ел все детство, всегда есть что-то на замену: вместо гречки - пшено, вместо черного хлеба - цельнозерновой, вместо ягод - сочные фрукты с иногда диковинными названиями. Организму вообще не важно, как выглядит или называется тот или иной продукт, главное - получать необходимые элементы в том количестве, которые требуются и достаточны для нормального функционирования. Поэтому все отговорки при необходимости изменить диету - это только отговорки. Если ты говоришь "не могу жить без", то это совсем не имеет значения, потому что под словом "могу" понимается "хочу", что в свою очередь отсылает опять же к привычке. Привычке вкусовых рецепторов, которые долго-долго помнят тот самый вкус, к чему бы он не относился: соли, жареного масла, сахара. Можно жить и замечательно: без мяса, без молока и, тем более, без шоколада, просто мало кто пробует изменить привычки, потому что всегда удобнее оставаться в знакомой обстановке, со знакомыми видами, вкусами, запахами. Когда-то я думала, что не смогу без сладкого, однако пол года или даже больше не ела ни печенья, ни булок, ни конфет и не умерла. То же касается и соли: сейчас испльзую ее именно для того, чтобы ощутить знакомый вкус, но никак не по необходимости. Просто появились новые привычки: есть лен, без которого не могу представить ни один салат, есть фрукты, которые раньше в моем рационе присутствовали в мизерных дозах, и овощи в любом виде, которые, ососбенно в сочетании со льном и черным перцем, кажутся мне намного вкуснее (именно так, не полезнее, а вкуснее), чем многие кушанья из прошлого. Вместе с хороими привычками обрастаю и плохими: пить кофе, например. Ведь несколько месяцев я к нему не испытывала никакого влечения, а теперь иногда трудно пропустить даже один день, хотя здесь есть и  психологическая подоплека: исправить настроение. успокоиться и продлить свое привычное, более- менее ровное существование в условиях близости к джунглям.

Привычка. Привычка меня иногда пугает, но отпустить ее, забыть, оторваться от обыденного порой очень трудно, как перестать молниеносно реагировать на сказанное кем-то, не вникнув в суть, просто поддавшись эмоциональному порыву. А. учит наблюдать за собой. Иногда это получается, и тогда вселенная остается без резких, подчас грубых слов, без поспешных вывовдов и пустого ворчания. Ты будто отстраняешься, отделяясь от собственного я и смотришь из вне, слушаешь, наблюдаешь. Тогда могущие возникнуть проблемы, исчезают, еще не оформившись, умирают в зачатке, облегчая жизнь. Привычка говорить колкости и дерзить, выработанная мной в подростковом возрасте то и дело всплывает сейчас, по просшествии двадцати лет, делая из спокойной и уравновешенной меня существо совершенно отвратительное, капризного ребенка, сварливую хозяйку, вечно недовольную и готовую отчитываь за любое слово или поступок. Такой же я была и мамой, за редким исключением. Привычка делала из меня подобие чудовища в глазах собственных детей. Иногда, все чаще, все настойчивее звучит в голове, что это к лучшему, что не надо им вообще меня больше видеть, пока... я не перестала быть такой. Но наблюдаемая тенденция отнюдь не радует: все только усугубляется. Мальчики мои, мальчики... Я себя никогда не прощу и не могу просить об этом вас. 

Привычка говорить, даже не подумав, о единстенном, что у меня хоть как-то получается, занимаясь уже поднадоевшей мне саморекламой. Так редко удается промолчать, не предложить свои услуги по кухне и уборке, не отправить каждому встречному ссылку альбома с фотографиями того, что было на нашем и не только столе, не поделиться своими якобы знаниями по использованию того или иного фрукта или овоща. Как иногда хочется найти ту кнопку, которая выключает звук, и нажать ее так сильно, чтобы, заблокированная, она сделала меня немой, способной только совершать действия, а не производить слова. Как хочется этого, причем уже давно. Привычка рассказывать всем о своей нелегкой доле никчемной жизни, вызывая у слушателей понимание и сочувствие, которое мне совсем не нужно, выуживая скупую слезу, тянущую за собой необходимость произнести сокральную фразу о том, что это не лучшая тема для беседы. Я не люблю рассказывать о том, что привело меня в КР, и о том, почему я до сих пор здесь, на что я живу и чем занимаюсь, потому что ответы на эти вопросы каждый раз тычут меня носом в то, что я НЕ сделала. И я искренне не понимаю, зачем все эти вопросы, потому что задающий их мне человек есть только в настоящем и, возможно, будущем: какое ему дело до того времени, которое было до? Но опять привычка: спрашивавать, участливо интересоваться, хотя часто это просто дань вежливости, а никак не искренний интерес. Не хочу отвечать, но отвечаю по привычке, опять же, одними и теми же фразами, с одними интонациями, лишь бы побыстрее выдать всю требуемую информацию и, забыв на время, переключиться на настоящий момент, вынырнув из воспоминаний.

Я говорю, что люблю готовить, но так ли это? Я скучаю по своей кухне, где было все или почти все, нужное для выпечки: формы, лопатки и бытовая техника. Когда я говорю, что могу помочь на кухне, я каждый раз надеюсь увидеть что-то подобное: приличную посуду, духовку, чистый холодильник и все, что мне может пригодиться, но обычно, разочаровываюсь во всех пунктах. Перед мной оказывается немного захламленные поверхности с набранными по случаю у друзей и знакомых тарелками, стаканами и ложками, старый холодильник, еле дышащая духовку, в которую страшновато ставить противень, облезлые сковородки и все в таком духе. Вероятно, на тех кухнях, где все чисто и удобно, моя помощь не требуется. И снова привычка: привычка к удобству. Вероятно, я совсем не люблю готовить, а люблю только привычный комфорт и привычное же дело, и все мои попытки примениться в этой области - нереализованное желание хотя бы временно, но ими пользоваться, почувстовав себя немного дома. Или это всего лишь привычка, ежедневно выполняемые, знакомые манипуляции. А. все леет мысль о ресторане супер полезной кухни имени меня, но я-то знаю настоящую причину его НЕпоявления на свет: потому что, имей я возможность готовить на профессиональной (или близкой к ней) кухне, я не смогла бы удержаться от выпечки и десертов, на которых набила руку в свое время, потому что привычка печь намного сильнее привычки готовить, тем более то, что хотел бы видеть в меню мой друг. Мне-то охота тарт татэн, наполеон и бабушкины трубочки с орехами предоставить на суд посетителей, а никак не чечевичную похлебку вкупе с традиционным утреннием смузи, хотя одно другому (в моем представлении) не мешает.

С привычками всегда одно решение: либо принимать за данность и любить, либо, не церемонясь, менять на более полезные во всех смыслах, не оправдываясь ими. Есть полезные и вредные привычки, есть безобидные и очень серьезные. И жизнь каждого человека состоит из них, словно мотанный из разноцветных ниток клубок, который, в случае надобности, можно размотать и поменять нитки, но процесс этот довольно трудоемкий. Вопрос в том, надо ли и как менять эти самые привычки: привычку молчать на привычку говорить, привычку наедаться на ночь на привычку готовить плотный  завтрак, привычку дерзить на привычку отвечать ласково, привычку играть в игрушки на привычку учить языки... Каждый выбирает сам.

Хуже всего, что привычкой становится жизнь: открывать глаза утром, есть и совершать механические движения днем, ложиться в кровать, когда стемнеет. Не получать ни удовольствия, ни разочарования, просто течь, как течет река, как движется воздух, которым дышишь. Привычка быть здесь, занимая определенное место на планете Земля, участвуя опосредованно в жизни других людей, сталкиваясь, словно в броуновском движении, с катящимися навстречу или параллельно другими клубками, соприкасаясь нитями или, запутавшись, развязывая их. Вопрос лишь в том, на что менять эту привычку, если надоела она до чертиков? Куда броситься с головой, чтобы сменить привычку желать смерти на привычку хотеть жить?

P.S. И снова привычка: к месту и нет говорить / писать о еде.


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.