lenaknekhtina

Categories:

Декабрь

Этот декабрь выдался богатым... на потери. Все они случились за многие тысячи км от меня, прилетев вестями из старой жизни, оттуда, где меня больше не т и где я, возможно, никогда больше не появлюсь.

Сначала умерла бабушка М., сестра дедушки по папиной линии. Уже несколько лет она почти не вставала с кресла, но все так же лучезарно улыбалась, обнажая оставшиеся зубы, была все так же приветлива и постоянно шутила. В этом она больше походила на ушедшую несколькими годами ранее бабушку, чем на брата. О ее смерти мне сообщили одновременно папа, его подруга и тетя. Теперь из того поколения остался только дедушка С., больше никого из моей родни. Если брать в расчет только папин род, то старший сейчас он, а младшая – я, ведь мои дети и племянники уже носят фамилию своих отцов. 

Мои попытки передать папе свое участие и как-то выразить поддержку привели лишь к очередному философскому письму в несколько строк и последовавшему за ним посланию недовольства нынешним поколением и, в частности, мной как его представительницей. Теперь, наверное, только сухие пожелания-поздравления, бесчувственно официальные, холодно-нейтральные. Нет никакого смысла биться туда, где давно заколочено досками и забито кирпичами. Стена слишком толстая, чтобы была возможность ее пробить, да и надо ли? И с каждым уходом он все больше и больше отгораживается, не столько от меня, от мира, с которым еще теплится связь, все больше уходит в себя, сужая уже, казалось бы, и так узкую щель между ним и всеми остальными, к коим отношусь теперь и я.

Через неделю в последний путь проводили бабушкину подругу, бабу О., жившую в соседнем доме многие годы. У меня сохранились воспоминания из далекого детства. Когда каким-то летом в том доме жили другие люди, родственники или просто арендаторы, у которых была дочка, моя ровесница, ставшая мне на то лето подружкой, и, что гораздо важнее, маленький сын, которому не было и года, если правильно помню, и с ним можно было нянчиться. А я так мечтала о братике или сестренке в то время! Возвращаясь в настоящее... Бабушку О. жила с дочкой, ее мужем и внучкой в одном доме, и последний раз я видела ее прошлой осенью, в последний день своего визита к папе. Она отрезала мне несколько веточек инжира, которые прижились и здесь и радуют новыми листьями в нашем саду, теперь будут названы ее именем. Тот год выдался очень щедрым на инжир: она как раз говорила о том, что не знает уже, куда его девать: и варенье наварила, и наморозила и мне тогда дала столько, что я через силу ела, не желая упускать возможность наесться впрок вкуснейших фруктов. 

А на днях мама сказала, что умер один из ее друзей, точнее общих друзей родителей, дядя С.. Он всегда нравился мне больше других родительских знакомых, которых я часто видела, пока папа с мамой еще были вместе, да и потом на новогодних посиделках и днях рождения неоднократно. Он был приветливый, шутил, вечно «подвешивал» нас, малявок», на установленный в нашей первой квартире, до сих пор любимой мной, турник, чтобы «яблочки поспели и упали». В то время, как мой папа был скуп на эмоции и объятия, он при встрече с детьми был на них довольно щедр и вероятно поэтому я, обделенная таким простым проявлением внимания дома, была по детски благодарна за эти ничего не стоящие ему, но такие долгожданные для меня моменты. Мне всегда нравилась их семья, казавшаяся мне идеальной: оба врачи, он – хирург, она – педиатр, голубоглазая блондинка с кудрявыми волосами, их сын, немного младше моей сестры, в которого я какое-то не очень продолжительное время была влюблена в юности, даже их собака, ставшая, пожалуй, единственной представительницей собачьих, которую я не боялась и, наверное, единственной, которая была у знакомых людей. Вот так смерть человека поднимает из глубин детские воспоминания тридцатилетней давности, сдувает пыль с ничего не значащих, но оставшихся в памяти моментов той далекой беззаботной жизни.

Наверное, слезы – удел близких и родных. Для меня все эти люди еще до физической их смерти были далеко на столько, что словно мы жили в параллельных реальностях, не смотря на их присутствие в моей жизни и, иногда, влияние на нее. 

Наверное, я отношусь к фаталистам, хотя это слово слишком громкое для меня. Я просто знаю, что люди умирают, кто-то раньше, а кто-то позже. Кто-то уходит по вине другого, а кто-то сам подводит себя к этой границе образом жизни, привычками и деятельностью, потому что возраст – лишь повод, но не причина. У всех свой срок, и причитать по поводу того, зачем, глупая идея. Странно, что иногда уходят те, чей путь, кажется, только начался, у кого много идей и силы на их осуществление. Меня, как всегда, мучает лишь один вопрос: почему они, но не я? Но этот вопрос, скорее всего, носит риторический характер.


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.