lenaknekhtina

Category:

Снова на Тихом

Я снова на Тихом океане, откуда уехала почти две недели назад. Последний, я надеюсь, пункт моего путешествия, если не считать милого сердцу Кепоса, где нужно сделать пересадку, проведя там чуть больше часа. Не совсем раннее, но все-таки еще утро, когда наблюдается наибольшая активность уже проснувшихся, но еще не успевших устать местных жителей, спешащих по своим делам: на работу, на рынок, в магазины. Палящее солнце, которое здесь намного агрессивнее, чем у нас, в лесу, открытые пространства, низкие домики и непонятливые водители автобусов, которые, доведя до предела пошатнувшиеся за последние сутки нервы, вызвали неконтролируемые слезы обиды, продолжившиеся потоком жалостливых слов. Всего лишь спросила , идет ли автобус до нужного мне места, водитель ответил положительно, но высадил на последней остановке маршрута в нескольких кварталах от места посадки, а до гостиницы оставалось еще не меньше пяти километров... 

Сначала я, полная решимости, готова была преодолеть все расстояние пешком, как обычно и поступаю в подобных случаях, но в этот раз  с рюкзаком, одетая не совсем для прогулки под палящим утренним солнцем, сдалась и выбрала более простой способ. Пришлось пересесть на другой автобус и добраться до места, где я дала словесным и водным потокам карт-бланш и пребывала в таком состоянии некоторое время, устремив взор на покачивающиеся белоснежные яхты, пришвартованные у подножия многоэтажно апарт-отеля. Такой и застал меня друг: с мокрым от слез лицом и устремленными вдаль глазами. Чуть позже настроение было улучшено с помощью внезапно подаренного платья, которое я не замедлила надеть, и кофе с вкусными фруктами . Это почти всегда помогает.

Но разговор не обо мне, а о городе, откуда ходят паромы, городе, который имеет оригинальное расположение на полоске суше, тянущейся на несколько километров между океанскими волнами: с одной стороны пляж с серым песком, с другой – заросший берег, место причала лодок и яхт, оставленный за стенами бедных домов и никак не обустроенный.

В Пунтаренасе мне случалось бывать и раньше. Впервые я попала туда полтора года назад, когда мы в первый и единственный раз поехали куда-то вдвоем с А. На пути в Barranca, где нас ожидала первая долгожданная солнечная панель, мы провели ночь на набережной, скрючившись на передних сиденьях авто и пытаясь извлечь максимум из бесплатного общественного wifi на центральной набережной. С набережной отправлялся и мой автобус в горный Monteverde, куда я дернулась в феврале на поиски работы и , заодно, приключений. Тогда я выпила кокос в открытом баре неподалеку, на мгновение почувствовав себя опытной туристкой. Ну и это уже третий визит в город, в который особо не хочется возвращаться, потому что и смотреть в нем нечего, и находится далеко, но он - транспортный узел, через который идет много дорог. 

Одним глазом захватила тихие выбеленные солнцем улочки на пути к парому и теперь, уже пешком и внимательнее. На пляже, тянущемся вдоль всего жилого массива я была и в тот первый приезд: мы собирали интересные коряги, выброшенные на берег морем, для дальнейшего использования их в интерьере наших домов. Увезли с собой целую кучу, но они так и не нашли себе вторую жизнь: большая часть была сожжена в костре или в печке, в живых осталось несколько наиболее ценных экземпляров, которые все еще ожидают окончательный вердикт. Теперь меня повели на прогулку: в новом платье, еще стройная и легкая, после прохладного душа я была готова полюбить все..., но не грязную мутную воду с плавающими на поверхности палочками и другим мелким мусором, совсем не приглашающую окунуться в свои сильные волны. После Карибского моря, где я купалась в последний раз, это было чересчур. Но, посчитавшая этот жест вежливым, я все-таки составила компанию и окунулась, совершив несколько плавательных движений в сторону горизонта и быстро вернувшись назад. Пляж длинный и диковатый: на нем можно найти много интересных природных артефактов, и любители-мастера деревянных поделок непременно ушли бы отсюда не только с полными руками, но и с гораздо более объемной тарой коряг и досок, искусно изъеденных морской водой. Но я смотрела на другое. Вокруг вынесенных морем деревьев достаточно мусора, который смог бы так же заполнить немало контейнеров: пластик, оставленные или забытые шлепанцы, детские игрушки, мешки и много другого хлама. Вдоль берега стоят жилые дома, при взгляде на которые хочется плакать и рыдать. Найдись такое место где-нибудь в Каннах, оно было бы сплошь заставлено дорогими виллами, сияющими белизной стен и чистотой стеклянных поверхностей, утопающими в зелени и демонстрирующими богатство и хороший вкус хозяев. Здесь же все по-другому: несмотря на близость к океану, на берегу, откуда открывается незабываемый вид на закат, жилые постройки выглядят донельзя угнетающе. Бетонные каркасы непонятных форм и пропорций, грязные окна, облупившаяся краска и кучи хлама, образующие нечто похожее на внутренние дворы. Наскоро сколоченные из найденных здесь же досок хлипкие скамейки и пластиковые навесы от дождя, горы выпитых кокосов, срезанных со здесь же растущих пальм и гниющие на виду у всех, разбросанный хозяйственный хлам, который скапливается островками по периметру жилого участка. И так до самой набережной. Грустно, что люди не ценят доставшееся им не знаю какими способами место. 

Такое чувство, что местные жители напрочь лишены чувства прекрасного: они много говорят о том, что у них красивая природа, но их жилища выглядят так убого и неопрятно, что мое эстетическое чувство каждый раз орет благим матом, когда сталкивается с подобным, а для них это само собой разумеющееся состояние дел. Будучи подростком я любила представлять, как можно из старой запушенной квартиры или покосившегося дома, доживающего последние дни, сделать чистое, уютное, красивое и удобное жилище, для приятной светлой жизни и к радости окружающих. Сейчас мой пыл значительно поутих, да я и не даю фантазии разгуляться, хотя иногда все-таки хочется представить, как это могло выглядеть, окажись оно в других руках. Такое чувство, что все красивое из сделанного руками человека появилось в этой стране исключительно благодаря приехавшим из-за границы людям, избравшим этот клочок земли и сделавшим ее своим вторым домом.

После нехитрого обеда, не принесшего мне большого удовлетворения (ненавижу готовить неизвестно что, когда почти ничего нет и к тому же на чужой кухне) ноги рвались на прогулку. В общем-то я планировала прогулку совместную, но мой знакомый сказался уставшим и остался дома на сиесту: дело его, определенной договоренности не было, а навязывать хозяевам свои представления и желания не в моих правилах. Пошла одна, благо был повод дойти до торгового центра. Конечно, никаких откровений эта прогулка не принесла. Обычный, средне-статистический костариканский город, с невысокими зарешеченными домами, автомастерскими, заправками, появившимися ближе к центру магазинчиками и кое-где обрывающимися тротуарами, где выложенными плиткой, где оставленными зеленеть травой. 

Между домами с одной стороны виднеется океан, с другой – тот же океан, только не с песчаным пляжем, а с дикой растительностью. Дальше торговые районы: центральный рынок, на котором практически ничего достойного моего внимания не было, возможно, из-за позднего часа, многочисленные plaza с часто китайским ширпотребом, магазины бытовой техники, фруктовые лавки и лоточники с мамонами. Неожиданно на пути был нужный магазин, в котором я нашла так редко встречающуюся здесь чугунную сковородку, да еще и карты к оплате принимали, что вообще великая радость. Была бы не одна, поискала бы еще какие-нибудь нужности для кухни, но настроение было не то, хотя на карте магазин отметила, к тому же там кое-какую снедь из Китая продавали: можно было бы изучить ассортимент, но мне было достаточно сковороды. Блуждая воль жилых кварталов, разглядывала дома и дворы, а взгляд привлекло сооружение явно не двадцатого века: каменная церковь, ставшая доминантой миниатюрного центрально парка, засаженного цветами и деревьями, с неотъемлемым атрибутом – бетонными скамейками, ставшими уже такими привычными за полтора года проживания в Центральной Америке.

Немного ускорив шаг, дошла до знакомой уже набережной, понаблюдала за гуляющими людьми, сверилась с расписанием автобусов на завтра, благо терминал неподалеку, изучила меню прибрежных кафе, абсолютно меня не впечатлившее, и решила обратный путь проделать по песку, между океаном и проложенной когда-то железной дорогой, не использовавшейся уже несколько десятилетий и потерявшей все свои шпалы. Стоило попасть на пляж, как внимание привлекли две вещи: только набирающий краски и красоту тихоокеанский закат и мертвая рыба под ногами. Я никогда такого не видела: одна рыбешка, две, как это было сегодня утром, но не десятки и сотни мертвых рыбин, выброшенных на берег и испускающей свойственный ей запах. Подумала, что если бы это случилось в более северных широтах, то на такую удачу налетели бы сотни чаек. Здесь не чайки, пеликаны, но ни одного не было даже над водой, что посеяло вполне закономерные подозрения: птицы такое не едят. Наблюдала за лицами прогуливающихся по пляжу людей, чтобы понять, обычное ли это явление или что-то из ряда вон выходящее. Особого удивления не заметила и решила, что такое здесь если и не часто, то регулярно происходит...

Я слушала о том, что гулять по вечерам в Пунтаренасе не безопасно, как и в большинстве подобных городов, но, во-первых, компанию мне составить отказались, а во-вторых, у меня в пакете была чугунная сковорода, а в сумке – хоть и маленький, но все-таки нож, так что я была совершенно спокойна. Засыпающий город и картинный вид уходящего за горизонт солнца в обрамлении дымчатых горных хребтов остались позади, а впереди ждал вечер разговоров на пятом этаже, с видом на белоснежные яхты и бескрайнее ночное небо. 


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.