Categories:

Впечатление четвертое: город

Как я уже заметила, это была, пожалуй, первая целенаправленная поездка в столицу на несколько дней. До этого я, конечно, тоже гуляла по городу, но, предпочитая останавливаться в центре из-за близости к автобусным терминалам и другим важным для туриста местам, большую часть времени проводила именно там, да и времени этого особо много не было...

Хотя в прошлый раз, имея запас последнего, специально двинулась в противоположную нужной сторону от автобусной станции и неожиданно набрела на довольно большой парк Мира, с прудами, холмом, с которого дети скатывались, словно по ледяной горке, спортивными площадками и запомнившейся мне больше всего пешеходной эстакадой над многополосным шоссе, на которой хотелось стоять и смотреть на бесконечный поток автомобилей, проносящийся под ногами. Давно хотела дойти до парка Sabana, который всякий раз проезжаю на автобусе, приближаясь к конечной остановке, который, похоже, один из самых больших в городе: аккуратно подстриженные газоны, теннисные корты, велосипедные дорожки, детские площадки и, особенно в выходные, огромное количество горожан, устраивающих семейные пикники и просто гуляющих с детьми или совершающих пробежку. Но время для подобных прогулок я выбрала не самое удачное: все или почти все городские парки и скверы закрыты, перетянуты желтой оградительной лентой и зияют своей пустотой. А жаль, мне все больше и больше нравятся местные парки, зеленые пятна на карте городов и поселков. В них нет того обилия торговли, к которому я уже привыкла в СПб, редко услышишь заглушающую человеческую речь современную музыку, разве что в специально отведенное время исполняются любимые местными композиции для парных танцев, и какая-то милая, лишенная суеты, расслабленность посетителей, которые, кто стоя у ограждений, кто сидя на ступенях, о чем-то тихо беседуют друг с другом. В центральных парках часто можно встретить скульптурные композиции, бетонные арки, украшенные мозаикой фонтаны или современные граффити, часто с историческим или социальным сюжетом. Иногда украшения скверов выглядят чересчур наивно, как будто переносишься в советский город 1980-х годов, но это придает подобным местам неповторимую атмосферу чего-то давно знакомого, утраченного и вновь обретенного. 

В этот раз парки были закрыты, что, на мой взгляд, чрезвычайно глупо. Они сиротливо стоят обвязанные желтыми поясами и не знают, стыдиться ли им или просить о помощи и, если выбрать второе, то у кого. Они желают принять в себя посетителей, но связанные по рукам и ногам, не могут пошевелиться и пригласить войти. За ними ухаживают: стригут газоны, собирают неведомо откуда залетевший мусор, чистят скамейки и сажают цветы, только выглядит все это бесприютным и жалким, потому что городской парк должен быть с горожанами: идущими, жующими, смеющимися, иначе это демонстрация скудости человеческой мысли.

Не указывая конкретные названия, потому что или не знаю или не могу их вспомнить, я и раньше уходила в сторону от пресловутого центра города, за границей которого как будто начинается совсем другая жизнь. Стоит отойти от музея золота всего лишь на километр, и картинка полностью меняется. 

В одну сторону пойдешь - по обеим сторонам автомобильной дороги небогатые одно, редко двухэтажные постройки, типичные дома небогатых городских жителей, скромные по площади и внутреннему убранству, но, как и их жильцы, какие-то весело сверкают новой краской и словно улыбаются горшечными цветами, которые расставлены повсюду, а какие-то отпугивают своей неухоженностью и покосившимися крышами, предостерегая от долгого нахождения поблизости и подгоняя следовать дальше. В некоторых из таких домов маленькие домашние закусочные, где-то мастерские, а где-то небольшие магазинчики. В какие-то дома можно заглянуть через распахнутые двери, а какие-то снизу доверху закрыты металлическими решетками. Там пожилые уже соседи, активно жестикулируя, обсуждают последние новости, а чуть дальше, через дорогу, хозяйка развешивает на просушку чистое белье, пользуясь солнечным утром. Дома в этой части плотно примыкают друг другу, создавая непроходимые стены по внешнему периметру квартала.

Если пройти в противоположную сторону, то попадаешь в район совсем другого уровня жизни. Здесь уже не редкость встретить отдельно стоящий дом, окруженный садиком, а те, что примыкают друг к другу, богаче и с лучшим вкусом украшены. В стену одного из отелей вмонтированы мозаичные картины, изображающие сцены из жизни дона Кихота, вдоль другого стоят керамические горшки с декоративными деревьями, где-то лепнина, где-то вкрапления мрамора, где-то резные наличники или кованные ограды. Люблю ходить и разглядывать детали таких жомов. В больших городах, особенно в спальных районах все больше однотипная застройка, безликие высотки, которые застройщики, пытаясь придать хоть какую-то индивидуальность, украшают граффити во всю стену или яркими цветовыми пятнами, но все равно это не идет ни в какое сравнение с частным сектором, каждый отдельно взятый дом которого строился в разное время и совершенно разными людьми, ориентировавшимися при строительстве исключительно на свой вкус и кошелек. 

Если идти вдоль Национального парка, который, как и другие его собратья, стоит пустой и неприступный, выпячивая на всеобщее обозрение свою ухоженность и гордое одиночество, можно упереться в здание железнодорожной станции, в данный момент со всех сторон огороженное высоким забором из металлической сетки. Маленький, провинциального вида вокзальчик, милый в своей простоте и, должно быть, в свое время, очень уютный внутри, о чем сейчас остается только догадываться. Не смотря на то, что железная дорога в стране упразднена, если я правильно поняла из некоторых видео о городе, в Сан-Хосе курсировал по оставшемуся отрезку колеи туристический вагончик. Сомневаюсь, что сейчас эта опция доступна, но мне удалось запечатлеть, как проехал, оповещая о своем прибытии гудком, светло-желтый электровоз, скорее всего, совершающий профилактический рейс, дабы железная дорога не заржавела и не утратила своих свойств, могущих пригодиться в будущем, когда (и если) эпопея закончится. Я очень скучаю по железной дороге, представляя, как могла бы знакомиться со страной, пересекая многочисленные горные ущелья и реки, попадая из одной провинции в другую, то поднимаясь вверх, на гору, то мчась вниз. В детстве я часто ездила к бабушке на юг именно поездом, после того, как разница в цене авиа и жд билетов стала существенной, проводя 40 и более часов с аккомпанементом стука колес. Лежишь и мечтаешь, наблюдая, как за окном проносятся поселки и города, леса и поля, как меняется пейзаж, а утро сменяет вечер. Помню, что было жаль выходить из вагона в пункте прибытия, хотелось еще и еще этого размеренного бесконечного движения куда-то. А после почти двух дней, проведенных в поезде, закрывая глаза, ты снова ощущаешь монотонное перестукивание и легкую тряску, будто все еще двигаешься куда-то. Надеюсь, что когда-нибудь мне удастся еще раз испытать подобное, используя разветвленную сеть европейских железных дорог. 

В Сан-Хосе пути уходят прочь из центра в дальние кварталы. Если двигаться вдоль них, сначала попадаешь в какое-то особое место, пограничный квартал между центром и НЕцентром, где жизнь совершенно замерла, район, окутанный ватной тишиной, куда не проникают звуки извне, где даже зазывала в одно из кафе, кстати, очень симпатичное, как внутри, так и снаружи, глухо-немой. По обеим сторонам от рельс стоят низенькие домики, в некоторые из которых так и тянет зайти: они как будто перекочевали сюда из прошлой жизни, где несколько раз в день раздавались сигналы приближающегося поезда, и выглядывающая из небольших окошек детвора махала вслед пассажирам уходящего вдаль состава. В этом месте можно провести много времени, не думая ни о чем, а просто прислушиваясь к звукам, доносящимся с обеих сторон. На углу растет манго, мелкие, диковатые плоды которого падают, разбиваясь, на тротуар, кое-где посажены цветы и кустарники, то здесь, то там несколько разбитых от времени ступенек ведут вверх и вниз, а вокруг почти никого – идеальное место для отдыха от городской толчеи, шума торговых рядов и будничной суеты. 

А дальше простираются относительно богатые районы, изобилующие опрятными ресторанами с изысканной кухней, кофе-шопами, уютными кондитерскими и шумными барами, - гастрономический центр Сан-Хосе. Помимо общественных едален, там просто приятно бродить, потому что мало машин, широкие тротуары, обилие зелени и ухоженность во всем. Мне нравятся изогнутые стволы деревьев с сиреневыми ягодами или мелкими цветами, свисающими с тонких веток, мне нравятся яркие фасады насыщенных цветов, на фоне которых эти самые деревья смотрятся особенно выразительно. Боюсь представить, сколько гигабайт могли занять у меня кадры с их изображениями, имей я в своем распоряжении свой старенький тяжелый Canon, если даже телефон с трудом справляется с количеством сделанных снимков. Ажурные решетки, цветы на газонах, нарядные балкончики... На одном из домов я обнаружила крытую деревянную галерею, будто перенесенную сюда из какого-то провинциального российского города, где ещё сохранились старые районы. Что ни дом – то повод остановиться, так что любителям долгих неспешных прогулок и пустого любования, фотографам и просто праздно шатающимся по миру идеальные места, чтобы скоротать дни. 

В каком бы районе я не блуждала, будь то Barrio Escalante или Eskazu, в СХ мне нравятся несколько моментов, первый из которых – это холмистость всей территории. Там встречаются глубокие овраги, еще более глубокие ущелья, на дне которых текут быстрые реки, холмы, с которых открываются великолепные виды на горы. Через город проходят автомобильные дороги, делающие живописные повороты, изгибающиеся лентой, опоясывающей жилые кварталы. Кое-где, для пешеходов устроены лестницы, сокращающие путь и срезающие идущие вдоль дорог тротуары. Не всегда за ними следят и часто они довольно грязные, однако и в них есть своя неповторимость: нависающие деревья, создающие тень в жаркий день, деревенская простота и гостеприимность, контрастирующие с шумом проносящихся мимо автомашин. Когда ты поднимаешься на холм, внизу простирается город, такой игрушечный с расстояния нескольких километров, пестрый, разношерстный, совсем не похожий на современные многоэтажные кварталы мировых столиц и аккуратные, прилизанные европейские городки, так облюбованные туристами всех возрастов. Латинская Америка все-таки имеет свой особый колорит, который отличает её от других регионов, привлекая тысячи туристов не только из соседних северных стран, но и из далекой Евразии. 

Мне нравятся яркие цвета фасадов, будь то бедный квартал или фешенебельный район, где селятся обеспеченные жители столицы, хотя нетрудно заметить, что чем богаче район, тем менее насыщенные оттенки приобретают здания, тем более изысканные украшения используются в оформлении наружных стен. Но мимо ярко-желтых, алых и травяного цвета домишек трудно пройти мимо: взгляд притягивает блестящая на солнце или выделяющаяся на фоне затянутого облаками неба краска. Яркие пятна небольших домиков, как новогодняя гирлянда, нанизанных на ряд обветшалых стен, украшает улицы ничем не примечательных кварталов. 

Количество разрисованных заборов и стен в Сан-Хосе можно приравнивать к оному в европейских городах. Насыщенные цвета, обилие диковинных существ, смысловые зарисовки – это то, что отличает граффити в костариканской столице, где эти произведения современного уличного искусства можно встретить где угодно: в городских парках, на высоких бетонных заборах, на стенах жилых домов и в качестве украшения общественных зданий, будь то ресторан или учреждение. Иногда сюжеты этих, иногда занимающих несколько метров в длину картин, порой настолько необычны и притягательны, что трудно оторвать взгляд от перенасыщенных деталями полотен: не хочется упускать из вида ни одну деталь, пытаясь запечатлеть в сознании цельный образ и понять замысел автора. 

После жизни на океанском берегу, где почти всегда полное безветрие, почти постоянные потоки воздуха в расположенном в горах городе, являются еще одним положительным моментом. Я люблю ветер: он доносит отдаленные звуки и запахи, он создает прохладу в жаркий день, он создает ощущение продолжающейся жизни, а не ее остановки в моменте. Ветра мне очень не хватает здесь, где он редкий гость, где практически единственная причина его возникновения – надвигающаяся или проходящая недалеко гроза, а значит, почти постоянный спутник ветра – дождь, который далеко не всегда желанен. В Сан-Хосе же ветер дует независимо от времени суток и количества облаков на небе. Кстати, об облаках. Я очень люблю наблюдать за проносящимися белыми, легкими, словно вата, перистыми облаками, которые практически не видны здесь, в царстве тропической зелени, где в небе либо бездонная синева, либо облака, незаметно проносясь мимо, собираются в серые тучи, проливающиеся дождевыми каплями разного размера и интенсивности. А там – облака бегут, то закрывая собой расположенные вдали горы, то открывают стоящие на горизонте громады и можно долго-долго наблюдать за их перемещением по ярко-голубому небу, находя силуэты животных и просто предметов из обычной жизни, видоизменяющихся и перетекающих один в другой. 

И колебания суточной температуры мне близки: утром бодрящая свежесть, днем тепло, к вечеру чуть прохладнее и чувствуется, что ночь не за горами. Когда я вернулась в Увиту уже после заката, в семь вечера, на улице было так же тепло, как и утром в день отъезда, когда уже вовсю светило солнце. Мне нравится, когда есть разница хотя бы в течение дня, если таковая практически отсутствует в течение почти всего года – однообразие утомительно.

Ещё больше фото Сан-Хосе здесь

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.