Categories:

Где-то над Европой

ся от меня в течение почти месяца, снова рештло показаться именно в салоне самолета. Странное действие, однако, оказывают на меня крылатые машины!

Уезжая из Нарвы, сдерживала слёзы. Пока самолёт готовился к взлёту на взлётном поле Vantaa, они были сильнее и, несмотря на мои попытки, всё-таки прорвали оборону. 

Что делать и как быть, когда ещё не начавшаяся вторая часть моего американского приключения вызывает у меня смешанные чувства? В этот раз мысли и ощущения совсем иные, нежели те, что рождались во мне 8 месяцев назад, холоным январским днём. Тогда не было никаких ожиданий, мысли были обрывочные и, в основном, касались человеческих отношений, а не условий обитания, зато была уверенность в том, что шаги верные и не нуждаются в корректировке. Сейчас же, хотя я еду туда, где уже провела немало времени, где остались знакомые люди и привычные дела, неизвестность окутывает меня гораздо сильнее. Я уже отнюдь не уверена в том, что совершаемый повторно шаг будет в верном направлении. В этот раз всё как-то серьёзнее. Уже нет того духа странствий и радости от предстоящих открытий, нет ощущения сопричастности к общей идее, нет счастья новизны, неизведанных аэропортов, новых названий и длительных перелётов – всё уже было, всё знакомо... Теперь я, преодолевая тысячи и десятки тысяч километров воздушного пространства, пересекая границы государств и двигаясь строго на запад, знаю, что мне предстоит делать, где быть и что говорить, но не уверена в том, что действительно этого хочу.

Мне снова не хватило времени на то, чтобы сделать то, что я хотела, чего ждала и к чему стремилась. Не хватило времени съездить в Таллинн, по глупости и из-за непонимания не удалось попасть в столицу Финляндии, из-за краткости визита не получилось вдохнуть морской воздух черноморского курорта и много ещё чего... И вот последняя надежда провести время в хельсингском аэропорту, так полюбившемся мне месяц назад, выпить чашку обжигающего черного кофе, сидя в одном из многочисленных кафе, оформленном в скандинавском стиле, и наблюдая за проходящими мимо, спешащими или, наоборот, убивающими время туристами, не оправдалась: спешила, боясь опоздать на рейс, втайне надеясь на то, что педантичный таможенник не пропустит меня через паспортный контроль. 

Как понять, что место – твоё? Как быть уверенной на сто процентов, что твоя судьба – этот город или эта страна, когда практически везде, где я оказываюсь, мне нравится? Находясь в маленьком южном городе, живя в доме, из окна которого видны яблони и на заре кукарекает соседский петух, ощущала себя на месте. То же в кишащем туристами Париже, хотя нет, он слишком многолюден и велик для меня, но ощущение приятия места не покидало меня и там, особенно в стороне от туристических троп, в тихих кварталах для местных. И в Нарве, которая стала почти родной за несколько лет регулярных туда поездок – чистая, опрятная, шуршащая осенними листьями, звучащая рекой и пахнущая морем. Что я ищу? Обилие фруктов и овощей, люди в дозированном количестве, близость земли и возможность уединиться на природе и вести тот образ жизни, который мне нравится, имея свободу перемещения и возможность творить, что бы это ни значило – вот что мне нужно. Но! Всегда появляется это маленькое вредное словечко, которое всё портит. Везде хорошо там... нет, не где нас нет, а, напротив, там, где я есть, но нигде я не могу почувствовать себя полностью свободной. Вечно возникает вопрос источника денежных средств, способных обеспечить комфортное существование. Почему я никак не могу его найти? Ведь в любом месте меня ограничивает несвобода выбора, подчинение, не явное, конечно, но ощутимое, необходимость мириться с выбором того, от кого в данный момент зависят мои действия. Я мечтаю о том, чтобы быть хозяйкой: дома, квартиры, земли, сада или маленького огорода. Я мечтаю о том, как буду сама выбирать интерьер моего жилища, бытовые мелочи. Мечтаю о том, как будет выглядеть Мой дом, где будет минимум вещей, максимум порядка и чистоты, а всё, что будет наполнять его, будь то шкаф или столовые приборы, пастельное бельё или овощи на грядке, будет отражением меня и моего восприятия мира. Я скитаюсь по миру, ища приют и своё место, веря в то, что, найдя его, смогу осуществить свою мечту. Главное, не упустить момент, не прогадать, не оступиться... Боюсь принять неверное решение, и это подчас, как мне кажется, сужает круг возможностей. 

Я начинала слезами... Октябрь – любимое время. Время смотреть на проплывающие облака, время, когда трудно отвести глаза от изменивших цвет деревьев, так безумо красиво окаймляющих все дороги и обрамлющих дома, время есть самые спелые фрукты – инжир, дыни, яблоки и виноград, которые, кажется, уже не лезут, но всё равно не остановиться. Этот октябрь начался в папином доме, продолжился в пасмурном Петербурге, захватил на краткий миг радушную золотую Нарву, пробежал галопом через Финляндию и остановит свой бег в жарких тропиках. Так много прекрасного, привлекательного и желанного, что трудно выбрать что-то одно, остановится и сказать: вот оно, моё место. Почему у меня нет возможности разделиться и прожить разные жизни, в разных местах, в разных условиях, на разных континентах, рядом с разными людьми?.. Зачем эта вечная необходимость выбирать между Польшей, Эстонией и Финляндией, между виноградом и дынями и папайей с ананасами, идеальным мужчиной и просто хорошим другом, здоровым питанием и привлекательными вредностями? Когда закончатся эти метания, и я, наконец, угомонюсь, если вообще такое возможно?

Улетая из Хельсинки, я не могла сдержать слёзы, потому что уже безумно хочу сюда вернуться. Уверенной, с деньгами и ясной улыбкой. Непременно осенью.


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.