lenaknekhtina

Category:

Два слова

В день Победы мне не удалось посмотреть праздничный парад, а на вечерний салют не было сил добраться. Зато я увидела кое-что гораздо более важное. 

Накануне на глаза попалось одно объявление. Требовалась сиделка в частный дом престарелых, с постоянным проживанием и неплохой (для меня) зарплатой. "Почему бы нет", - подумала я, в первую очередь, подразумевая выгоду: работай, ешь, живи и деньги никуда тратить не надо, получится и с долгами рассчитаться. Вторая мысль сводилась к тому, что, наконец-то, я смогу реально кому-то помочь, делая неприятную, но нужную работу, скрашивая пожилым их пребывание в чужих стенах.  

Наверное, я посмотрела слишком много фильмов о западных домах престарелых или слишком долго лежала в больнице, в непосредственной близости от сиделок и санитарок, но представления мои о таких местах были вполне радужные. И ещё, думаю, сегодня же праздник: приеду, а там стол праздничный накрывают, и, может, кто-то приехал поздравить стариков и вручить им подарки. Буду гулять, улыбаться и дарить нуждающимся ощущение заботы и человеческой доброты.
Когда подъехала к месту предполагаемой работы, настроение ещё немного поднялось: симпатичный кирпичный дом, вполне чистые окна с белыми рамами, зелёная лужайка... Так и представила, как буду выходить подышать свежим воздухом или сидеть на скамейке с какой-нибудь бабушкой, читая ей книгу или газету (ещё свежи воспоминания о проведённых с собственной бабушкой днях), но... 

Мои мечты, как водится, разбились вдребезги о порог вышеописанного дома. Помещение кухни поделено на неравные части шкафом не до потолка, за которым, тесно прижавшись друг к другу, стоят кровати персонала — 5 штук, ни тумбочек, ни прикроватного коврика места, куда поставить тапочки. На столах какие-то вёдра с размораживающейся рыбой, ор и крики по поводу ветхого полотенца. Постояльцев слева отделяет от кухни тоже шкаф. У всех грустные, обречённые глаза, ничем не прикрытое чувство стыда и злоба. Но я ещё полна решимости. 

Следующий круг ада — второй этаж. Всего в доме три этажа, за каждый из которых отвечает одна сиделка. Всё интереснее и интереснее. Мысль о празднике улетучилась сама собой, и желание почитать книгу на свежем воздухе тоже как-то незаметно растаяло. "Пациенты" не то что на улицу не выходят, им даже в коридоре, за редким исключением, запрещено появляться. Вот и жизнь: 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 52 недели в году быть "привязанным" к одной кровати. Ешь в кровати, лежи на кровати, сиди там же. Справляй нужду в подгузник, потому что он надет, а значит, и на "горшок" проситься нечего. Да, именно горшок, что-то вроде унитаза, только отдельно стоящего прямо в комнате. Представьте: если тебе повезло и на тебя не надели "памперс", писать тебе придётся на виду у 10 человек. И запах: ведь выносят это не чаще двух раз в день. Раз уж коснулась туалетной темы, грех не сказать и том, как проходит процедура мытья. Если ты плохо ходишь, тебя тащат в нечто среднее между душевой и помывочной, где ванна, засоренная раковина и шкафы с пищевыми заначками. Тебя тащат за руку, сопровождая путь не лестными комментариями и толчками. Ставят к стене, как обыскиваемого преступника, подгоняя, понукая, не стесняясь в выражениях. 

Думала, что буду общаться с постояльцами, спрашивать о самочувствии, отвечать на их вопросы, но меня сразу предупредили: ни с кем не разговаривать, делать своё дело, не обращая внимание на жалобы и вопросы. Как робот. С одной стороны понятно: людей много, сиделка одна: со всеми не наговоришься, с другой... 

Подошло время обеда, и тут началось самое страшное. Пару раз подавляла рвотные позывы, потому что... Вид еды, по три "блюда" в одну маленькую тарелку, то, как эту еду раскладывают, весь процесс... Я не брезглива, когда дело касается необходимости вымыть пол и помочь привести себя в порядок человеку. Мне даже, если честно, в радость, видеть итоговый результат: было грязно — стало чисто, но то, что я увидела за эти пол часа обеда, способно оставить неизгладимый след в моём сознании. Не важно, кто из какой тарелки ел первое, второе дают в первой попавшейся. Грязные ложки на тумбочки — не проблема вовсе. Кусок хлеба на моих глазах был поднят с пола и положен на поднос к остальным (и кому-то достался), куски курицы раскладывались по тарелкам голыми руками, которыми до этого, простите, мыли попу. Параллельно что-то клалось в рот. (Когда мне предложили последовать примеру, как раз был один из "моментов".) Точно так же, голыми, неизвестно какой чистоты руками, разделялись половинки зефира, потому что целого не хватило бы на всех. Одной поварешкой накладывались макароны, наливался суп и подлива (соусом это никак не назвать). Чай, точнее его жалкое подобие, разливался прямо в грязные чашки, где частенько оставался ещё недопитым предыдущий напиток. Причём "чая" этого наливалось "100 граммов": чтобы подгузник реже менять. Когда на моём лице возникло удивление по поводу того, что "питьевую" воду в скукоженную пластиковую бутылку наливают из-под крана, было сказано, что "желудки у стариков ещё ого-го: всё переварят"...

Процесс "мытья" посуды выглядел ещё более омерзительно. В большую кастрюлю из-под супа, слегка сполоснутую с моющей жидкостью, вываливались все пластиковые пиалки, чисто символически там полоскались, потом вываливались в ванну. После этого их предстояло ополоснуть, то есть побултыхать в раковине с плохо выходящей водой. Представьте недомытые, жирные, с остатками еды тарелки, из которых снова и снова будут есть оставленные на попечение старики. Ах да, упомянутая ванна та же, в которой моют людей...

И самое страшное. На втором этаже (Говорю только про второй, потому что именно на нём провела большую часть времени, другие два видела только мельком) есть одна особая комната, дверь в которую почти всегда закрыта на замок и открывается для проветривания и различных процедур ножницами (!), потому что ни ручки, ни нормального замка на ней нет. В этой комнате практически безвылазно живут те, у кого разная степень слабоумия: им не повезло больше других. Кто-то из этой "палаты" любит покричать, пожаловаться и постучать в дверь, требуя, например, обед через 5 минут после его окончания, кто-то тихо лежит в своей кровати, укрывшись с головой одеялом, кто-то разговаривает сам с собой. Вместе мужчины, часто в одних подгузниках, без брюк, и женщины. В последние 15 минут своей "работы" я услышала столько бранных слов по отношению к одной из обитательниц этого уголка, сколько, наверное, за всю жизнь. КАК МОЖНО так МАТЕРИТЬ еле держащуюся на ногах старую ЖЕНЩИНУ?! 

Кто дал право вообще обращаться к подопечным на ты, без капли уважения, без стеснения обсуждать при посторонних, безжалостно вываливать на них скопившуюся злость на весь мир? Они такие же люди, с достоинствами и недостатками, только уже в конце своего жизненного пути, скованные по рукам и ногам этими симпатичными снаружи стенами, условиями пребывания, ограничениями и невозможностью сказать хоть слово в свою защиту. Плюнувшие на себя, смирившиеся со своим положением те, кто когда-то управлял другими, проявлял любовь и заботу, создавал красоту, теперь потухшими глазами встречают и провожают новый день, потеряв всякую надежду на достойную смерть. Не могла поднять глаза, смотрела в пол, потому что было стыдно за весь этот кошмар, называемый "пансионатом для престарелых". Было до слёз жаль оказавшихся здесь "узников".

Убогость, отсутствие элементарных санитарных норм, одеяла без пододеяльников, полные горшки и подгузники, спёртый воздух и наглая грубость "нянек" — вот, что окружает тех, кто жил, трудился и любил. Удел одиноких. В их глазах — ни капли самоуважения, только жалость и смирение. Убогое существование и какая-то вымученная радость от лишнего кусочка сладкого. Больше ничего. И в голове только два слова: НИ ЗА ЧТО и НИКОГДА. Ни за что не хочу дожить до того возраста, когда не смогу сделать для себя элементарного. Никогда не отдавайте своих родителей в такие заведения. 

Мне хочется верить, что место, в котором оказалась я, — худший пример, что в других "пансионатах" всё намного лучше, и что есть где-то в России такие дома престарелых, какие показывают в зарубежных фильмах: с просторными залами, большими окнами, санитарками в белом и зелёными лужайками для прогулок.

Вот и "Праздник со слезами на глазах"... Вот и "репортаж" с торжественного парада.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →